среда, 21 ноября 2012 г.

Выбор юристов. Германия 70-80е годы.

Чтение уже исторического (1987-го года) учебника по социологии права Клауса Рёля (Klaus F. Röhl, http://www.ruhr-uni-bochum.de/rsozinfo/) обогащает меня интереснейшими фактами. Вот, например, описание того, чем характеризовался выбор юристами профессии внутри юридической специальности. Начнем с того, что – исходя из данных исследований – в юристы шли учиться те, кто не знал, кем хочет быть, но происходил из среднего/высшего класса. За время учебы (а это время, когда юристы до 30 лет получали общее юридическое образование, и только после этого начиналась специализация) политические взгляды студентов обретали левый окрас, но одновременно с этим возрастала положительная оценка конституционного строя, частной собственности и свободного предпринимательства, а также идентификация себя с государственными функциями и институтами (включая полицию и армию). И вот закончив обучение, теперь уже специалисты и взрослые люди – часто выбравшие профессию по принципу «надо же на кого-то учиться» - стояли перед выбором юридической профессии. Какие же мотивы были для выбора той или иной специализации?
«Юстиция как монастырь». Судьи, работники судов, прокуроры, сотрудники министерства юстиции и т.д. Чаще всего в пользу карьеру в юстиции выбирали женщины, юристы, чьи отцы работали на высоких постах в госслужбе (33% против 24% в среднем среди юристов), выходцы из маленьких и средних городов. Одновременно с этим именно для юристов, выбравших службы в юстиции, характерно отсутствие черт характера, свойственных среднему классу: меньшая догматичность, умение справляться с неопределенной ситуацией, эмоциональная стабильность, умение видеть себя причиной успехов и неудач. В целом среднему классу свойственно менее фаталистичность, чем членам низших классов. Ланге и Люман (Lange, Luhmann), приводит Рёль, считали, что «юстиция забирает из высших слоев общества ту молодежь, которая для этих слоев наименее характерна. Тем самым она выступает средством к существованию наименее удавшихся детей высшего слоя, каким ранее являлся монастырь».
«Административная служба как социальный лифт». Работу в министерствах и ведомствах выбирали выходцы из малых и средних городов, из семей низших слоев и низшей части среднего класса, чьи отцы не имели отношения к государственной службе. По мнение исследователей такие юристы рассматривали государственную службу как социальный лифт – возможность повысить свой социальный статус.
«Адвокаты и корпоративные юристы - мужское ремесло». В адвокаты и корпоративные юристы отправлялись выходцы из больших городов, чьи отцы, часто являлись предпринимателями. Среди этой группы наименьшее число женщин. Фактически эти профессии представляют противоположность юстиции – самым яркой чертой характера является высокая готовность к риску, связанная с ориентированностью на достижение успеха, толерантность к многообразию мнений и решений, а также низкая догматичность мышления.
Не менее интересно и расслоение внутри адвокатского сообщества – но об этом в как-нибудь в другой раз.