воскресенье, 14 сентября 2014 г.

Новая книга. 
Legal Pluralism and Empires, 1500-1850 // Ed. by Richard J. Ross and Lauren Benton. NYU Press, 2013. 336 p. 


Historians used to imagine empire as an imperial power extending total domination over its colonies. Now, however, they understand empire as a site in which colonies and their constitutions were regulated by legal pluralism: layered and multicentric systems of law, which incorporated or preserved the law of conquered subjects. By placing the study of law in diverse early modern empires under the rubric of legal pluralism, Legal Pluralism and Empires, 1500-1850 offers both legal scholars and historians a much-needed framework for analyzing the complex and fluid legal politics of empires. 



Contributors analyze how ideas about law moved across vast empires, how imperial agents and imperial subjects used law, and how relationships between local legal practices and global ones played themselves out in the early modern world. The book’s tremendous geographical breadth, including the British, French, Spanish, Ottoman, and Russian empires, gives readers the most comparative examination of legal pluralism to date.



суббота, 13 сентября 2014 г.

Круглый стол "Истина в юрисдикционных производствах"

Прогрессивные и неравнодушные юристы из МАСП провели 12 сентября круглый стол, поводом к которому стала инициатива Следственного комитета о внедрении в УПК РФ института объективной истины.

Видеозаписи выступлений здесь
(как минимум стоит послушать Александра Витальевича Смирнова,  я вот пропустила в живую и с огромным интересом дослушала сейчас)

Из интересных тезисов и общих итогов, в том числе не вошедшие в записи:
1. Закон в редакции СК, конечно не об установлении истины, а о том, чтобы "если что" возвращать уголовные дела на суде.
2. Процесс сейчас очень формализован. Очень осторожно, но звучало, что все-таки переход к "полицейскому расследованию" может быть правильным вариантом.
3. Истина понятие философское - но ведь есть ст. 73 УПК РФ и понятие  предмета доказывания разве этого мало практикам?
4. Судья в современных условиях и не может не быть активным участником процесса, так как адвокаты и государственные обвинители работают плохо. (впрочем, об этом можно услышать и в выступлении Смирнова - что делать судье, если по закону надо что-то делать, а обе стороны молчат?)

Что мне кажется важным, кроме того, на чем я остановилась в своем выступлении:
- есть большой конфликт для судей, когда они уверенны в виновности человека, но дело расследовано плохо. Оправдывать "рука не поднимается", вот и закрывают глаза или доделывают работы за других (мы о хороших вариантах). И это проблема кризиса государственного института правосудия. Судебное производство, где судьи компенсируют неработоспособность других институтов (что предварительного следствия, что гособвинения,  адвокатов) - не может быть эффективным.
- есть конфликт между "самой правильной системой для рассмотрения каждого конкретного дела" и "самой правильной системой для формирования информации для правильной уголовной политики и контроля преступности". Нагрузка на систему сейчас почти максимально ей переносимая - это от 2 до 2,5 млн. возбуждаемых уголовных дел в год, около 1 млн. "раскрываемых" преступления, около 900 000 подсудимых. По прежнему считаю, что при такой регистрации мы знаем о преступности примерно столько: нисколько. Особенно если мы уберем из регистрируемой преступности "инициативно" выявляемые правоохранительными органами дел. И решать ее когда-нибудь придется.