понедельник, 23 февраля 2015 г.

Возможные закономерности в поведении российских полицейских на основе проверки отделений полиции.

21-30 апреля 2014 года в России проходила декада проверки отделений полиции» (ДПО) — гражданский мониторинг работы отделений полиции, организованный Объединенной Группой Общественного Наблюдения  (ОГОН при поддержке  Московской Хельсинкской Группы, Центром “Трансперенси Интернешнл — Р” и Молодежного Правозащитного Движения. 27 городов и населенных пунктов России и 100 отделений полиции – вот общий результат мониторинга. На основании собранных активистами данных мы попробовали задать вопрос – насколько эффективны отделы полиции?


Вопрос об эффективности отделений полиции, сравнительно хорошо изучен в западной традиции, начиная со ставшей классической работы «Suburban police departments: Too many and too small?» Остром и Паркса пришедших к выводу о том, что небольшие самодостаточные отделения полиции более эффективны по сравнению с «укрупненными» отделениями, страдающими от сверх-централизации. (Ostrom, Parks, 1973)
 Эффективность в данном случае измерялась главным образом исходя из оценок жителей соответствующих территорий. Дальнейшие исследования в этой области в целом двигались в аналогичном направлении уточняя такие моменты как зависимость степени удовлетворения граждан от “контекстов” и  “ситуаций” в которых происходит взаимодействие граждан с правоохранителями. (Skogan, 2006) Это последнее обстоятельство открыло целое новое направление в исследовании поведения полисменов, так выяснилось, что поведенческие стратегии правоохранителей не могут быть однозначно истолкованы исходя из индивидуальных, ситуационных, организационной, легальных или логики развития местных сообществ - такое поведение является сложной результирующей всех этих контекстов. (Sherman, Lawrence, 1980) Такой подход, однако, выводит за рамки обсуждения один из важных факторов, а именно, материальную\ресурсную оснащенность. Возвращаясь к исследованию Паркса и Остром, которые наблюдают сильную взаимосвязь между материальной самодостаточностью полицейских отделений и уровнем удовлетворенности действиями правоохранителей. Соединяя этот тезис с логикой позднейших исследований можно сделать предположение о том, что имеет место некоторая взаимосвязь между поведением полицейских в различных контекстах и тем какими ресурсами они обладают или не обладают. Таким образом, представляется логичным произвести хотя бы первичную проверку такой гипотезы.
Имеющиеся в нашем распоряжении данные полученные в ходе обследования 100 отделений полиции в РФ, могут помочь нам ответить на некоторые вопросы, связанные тем насколько поведение полицейских детерминировано ресурсными факторами. Собственно поведение полицейских однозначно отражено только в одном из показателей, который в данном массиве определен как «Вежливое обращение к проверяющим», то есть делали ли полицейские встречающие проверяющих в своем отделении выбор в пользу вежливого либо невежливого поведения.
Структура данных не позволяет нам включить в модель индивидуальные (показатели самих полицейских: их возраст, звание, иные показатели), ситуационные (т.к. взаимодействие по определению происходит в одинаковой ситуации «Полицейский\Проверяющий»), легальные факторы, а так же судить о характере отношений принятых в местных сообществах. Однако собранная информация вполне эффективно описывает некоторые элементы организационной структуры и дает представление о характере материально-ресурсной оснащенности отделений попавших в выборку.
Так мы знаем, насколько хорошо в том или ином отделе посетитель информирован о его (отделении структуре), возможностях пожаловаться на действия полицейских и регламенте их работы в целом: вся эта информация или находится в открытом доступе – стендах, интернете – или же по каким-то причинам не сделана достоянием общественности.  Логично, что такая готовность делиться информацией о своей деятельности и главное возможностях\способах на нее повлиять,  является организационным\структурным фактором, который может налагать некоторые ограничения на поведение правоохранителей – в частности угроза вызвать жалобу свои невежливым поведением может послужить стимулом быть более вежливым.
С другой стороны поведение полицейского и его выбор в пользу вежливого или невежливого обращения к проверяющему, может быть продиктован  общей оснащенностью и комфортностью рабочей\бытовой среды. Наличие или отсутствие  конкуренции с посетителем за стулья, рабочее место (в данном случае буквально, например, стол за которым можно писать), писчую бумагу и принадлежности может стать одним из определяющих факторов задающих тон общения проверяющего и полицейского. Логично, что находящийся в стесненных условиях страж порядка вынужденный «бороться» за такие элементарные ресурсы с посторонними будет более агрессивен и как следствие менее вежлив.
Таким образом, мы проверили две гипотезы:1: Общая информационная и организационная открытость делает поведение полисменов более вежливым (Зависимая переменная «Вежливость» находиться в сильной положительной взаимосвязи с переменными: «Как обжаловать действия полиции», «Порядок приёма обращений», «Тел. доверия «Гор. линии МВД», «Телефон УСБ» - которые указывают на наличие соответствующей информации на стендах ).2: Наличие свободных ресурсов для совместного использования с посетителем делает полисменов более вежливым (Зависимая переменная «Вежливость» находиться в сильной положительной взаимосвязи с переменными «Стулья», «Столы», «Писчая Бумага», «Туалеты для посетителей»).
Для проверки сложенных выше гипотез предлагается использование линейной регрессионной модели с этими переменными. Поскольку «Вежливость» распределена нормально, мы можем в целом доверять полученной модели, которая показывает сравнительно высокий показатель значимости (см. приложение). Составленная регрессия описывает порядка 20% случаев, что, судя по всему включает в себя упомянутые выше индивидуальные и ситуационные факторы, а так же характер местных сообществ, по которым у нас не было данных, однако, уже то, что мы наблюдаем при названных ограничения выглядит весьма любопытно.
 Во-первых, сразу же бросается в глаза, что все избранные «организационные» переменные, как значимые, так и нет, имеют отрицательную связь с зависимой переменной, то есть, чем больше у «посетителя» потенциально известных ему возможностей для давления на правоохранителей, тем менее вежливыми по отношению к нему они будут – особенно негативную роль играет наличие телефона «горячей линии» (можно впрочем, предположить, что такая информация вывешивается начальством в уже «невежливых» отделениях в качестве дисциплинирующей меры, таковая, однако, по-видимому не работает). Таким образом, первая гипотеза может быть не только отвергнута, но и преобразована в противоположное утверждение.
Во-вторых, частично подтверждается вторая гипотеза, так мы можем наблюдать, что наличие писчей бумаги значимо влияет на любезность правоохранителей, равно как и наличие туалетов для посетителей. Наличие  столов и стульев, не показывает сколько-нибудь значимого влияния на вежливость полисменов.

Представляет интерес дальнейшей проверки полученных гипотез, например при помощи соотнесения имеющихся данных с различными индексами доверия населения к полиции (например, индекс «Общественного Приговора», к которому увы, не удалось получить доступ). Это позволило бы посмотреть как предполагаемые эффекты соотносятся не только с вежливостью по отношению к проверяющим, но и удовлетворенностью населения в целом.
Автор: Владимир Кудрявцев, магистрант ПНиС ЕУСПб, II Курс в рамках практики в Институте проблем правоприменения
 Литература
Ostrom, Elinor, and Roger B. Parks. Suburban police departments: Too many and too small?. Department of Political Science, Indiana University, 1973.
Sherman, Lawrence W. "Causes of police behavior: The current state of quantitative research." Journal of Research in Crime and Delinquency 17, no. 1 (1980): 69-100.
Skogan, Wesley G. "Asymmetry in the impact of encounters with police." Policing & Society 16, no. 02 (2006): 99-126.



1 комментарий:

  1. Спасибо за исследование. Несколько соображений.

    1) Модель выиграла бы от включения переменных на уровне города из Росстатовской БД «Экономика городов России» (http://www.multistat.ru/?menu_id=9310004). Тогда вы будете более уверены, что межгородская вариация должным образом проконтролирована и не влияет на результаты.

    2) Следует посчитать variance inflation index для ваших регрессоров. Я подозреваю, что у вас большая мультиколлинеарность.

    3) Модель не позволяет делать каузальных выводов, поэтому слова «влияет» нужно читать как «связано с». Выявлены не эффекты, а связи.

    4) Стандартные ошибки у вас Huber-Eicker-White? Если да, то нужно еще и кластеризовать на уровне города. Опыт подсказывает, что ваши результаты неустойчивы к этой процедуре.

    5) Вы уверены, что «Вежливость» распределена нормально, а не логнормально? Второе кажется более логичным.

    __
    Дмитрий Скугаревский
    ИПП

    ОтветитьУдалить